Книга Элизабет Хейч «Йога и секс»

Издательский бутик «Книжные Сети» готовит к публикации впервые на русском языке книгу Элизабет Хейч «Йога и секс». Мы попросили автора перевода Марию Титце, куратора медиа-проектов Института LiveDevice и проектов EXIT Portal и Настоящее, побеседовать с автором предисловия к русскому переводу «Грани Настоящего» — Олегом Бокачёвым, основателем Института LiveDevice.

Мария ТИТЦЕ: В своё время книга «Йога и секс» многое расставила для меня по своим местам, поэтому было интересно сделать её перевод. С тех пор прошло немало времени, и теперь хотелось бы по-новому рассмотреть некоторые вопросы, касающиеся духовного развития человека и его связи с сексуальностью. Для автора йога — это путь возвращения человека обратно к духу через постепенное осознание и восстановление связи со своим высшим Я. В книге описываются семь этапов развития на этом пути, соотносимых с семью чакрами. А как бы вы представили систему уровней или этапов развития сексуальности, которые проходит человек в своём развитии?

Олег БОКАЧЁВ: Согласен с определением йоги Элизабет Хейч. Но из практических соображений и с учётом того, что практикующие чаще всего — городские жители, я бы не обращался к системе. Любая системная концепция убьёт и йогу, и секс. Как только звучит слово «система» — и йога, и секс заканчиваются. Йога — это непосредственный опыт. Секс — тоже непосредственный опыт. Та или иная система, или концепция, может быть, удовлетворяет ум практикующего, но проблема современного человека не с пониманием, а с непосредственным опытом йоги и секса.

Мария Титце

М. Т.: Но ведь на собственном опыте действительно можно прочувствовать различные уровни сексуальности. И процесс чувствования при этом не убивается. Человек движется в своём развитии, и по мере движения часто задаётся вопросом, на каком этапе он находится...

О. Б.: Мы говорим про йогу и секс применительно к духовности, и это нечто естественное, что не следует обуславливать учением и даже этапами, пока у практикующего не расставятся базовые приоритеты.

Два слова — йога и секс, — как две точки, между которыми можно провести линию, и эта линия куда-то направлена. В первую очередь важно знать только это направление, а не сложную систему или этапы.

Йога — это связь индивидуальности, личности человека с высшей сутью, а секс — это природные силы, которые могут этой связи помогать или мешать. Автор книги говорит о том, что на определённых этапах развития человека секс может помогать йоге, и я с этим согласен.

Прежде чем уходить в более сложные вещи в практике, я бы акцентировал внимание современного человека на том, что слово «йога» стоит на первом месте, «секс» идёт за ним. Именно эта последовательность важна больше, чем этапность. Если секс ставить вначале, никакой йоги уже не будет. Секс — слишком увлекательное занятие, чтобы от него переходить к йоге. Если же в первую очередь заниматься йогой, а не сексом, то человек входит в правильное состояние, когда он уже не вовлекается в сильные потоки сексуальности. Когда устанавливается связь с чем-то высшим, тогда секс не захватывает, становится вспомогательным и начинает виться вокруг этой связи сознания человека с высшей сутью.

М. Т.: Что конкретно нужно делать человеку, чтобы секс не захватывал, а помогал йоге?

О. Б.: Нужно практиковать йогу по сути и не препятствовать сексуальности, но направлять её. Для этого мужчина и женщина — в прямом смысле олицетворение йоги и секса, где мужчина — йога, а женщина — сексуальность. Мужчина не должен терять рассудок. Его сознание всегда должно быть пробуждённым. Женщина же должна расслабляться и позволять своей сексуальности ею овладевать.

Йога должна идти вперёд и вверх, а сексуальность — за ней. Если сделать наоборот, и женщина будет йогой, а мужчина станет сексуальностью, всё перевернётся, извратится и начнёт разрушать души. Женщина станет могущественной «богиней» — по сути, ведьмой, а мужчина превратится в инфантильного и капризного ребёнка.

М. Т.: В терминах автора книги это означает погружение духа в материю.

О. Б.: Да, дух погружают в материю, которая, в свою очередь, покажет духу иллюзии, сказочный мир. Поэтому так важно не поддаваться соблазну переворачивать статусы соответствия: мужчине — йога, женщине — сексуальность.

М. Т.: Возможно ли на равных — так, чтобы и мужчина, и женщина одновременно практиковали и йогу, и сексуальность?

О. Б.: Тогда мы будем иметь двух людей, практикующих, в основном, йогу, и каждый из них станет аскетом. Сексуальность женщины без участия мужчины просто законсервируется.

Олег Бокачев
М. Т.: Обращать внимание на свою сексуальность женщине несложно. А что поможет мужчине удерживать внимание на высшей сути?

О. Б.: Мужчине поможет авторитетный для него человек, который более силён в йоге и представлении высшей сути для тех, кто идёт за ним. Мы говорим о вполне социально адаптированных людях, то есть о тех, кто общается друг с другом, строит или участвует в каких-либо структурах, объединениях.

Йога — это тоже объединение. Если мужчина внутри себя будет осуществлять объединение с высшей сутью и затем снаружи, во внешней реальности, также будет объединяться в структуру некоего дела или некоего духовного сообщества с более сильным в йоге человеком, это только усилит его внутренний опыт.

То же касается и женщины. Если она внутри себя осуществляет связь с мужчиной как силой йоги, а снаружи является верной и преданной женой и матерью его детей, это только усиливает её внутреннюю практику и поддерживает в йоге и в деле её мужчину.

Если поступать таким образом, то мужчина будет становиться более мужественным, а женщина — более женственной.

М. Т.: Но самое частое в социуме — отдельная семья, каждый из членов которой живёт рутинной жизнью, ходит на свою работу, не являясь участником каких-либо ориентированных на духовное развитие объединений.

О. Б.: Если в семье культивировать то, о чём мы говорили выше, в той интенсивности, в которой обоим комфортно, то постепенно им также будет предоставляться возможность объединения внешнего — в делах или в объединении людей по интересам. Мужчина может найти для себя авторитетного человека, а женщина начнёт помогать ему, и тогда связь йоги и сексуальности будет более проявленной. Но для начала следует хотя бы задать в своей жизни правильную тенденцию.

Постепенно нужно также убирать неестественность и формальность в отношениях. Например, работа женщины где-то вне семьи — это неестественное для неё состояние. Женщине трудно быть по-настоящему женственной, если у неё есть посторонние заботы, разрушающие целостность её отношения к мужу.

М. Т.: Скорее всего, подобный ответ раздосадует многих людей.

О. Б.: Повторю, что практика йоги и секса сама по себе уже не для многих. К тому же можно практиковать с той интенсивностью, с которой люди могут себе позволить с учётом рекомендаций также по реализации женщины для своего мужчины, а не для посторонних людей.

Если у мужчины нет своего дела, он работает за зарплату, женщина может поспособствовать тому, о чём мы говорили выше. Тут важно не спешить, а культивировать правильную тенденцию постепенно.

М. Т.: Часто спрашивают про специфические, более интенсивные практики йоги, позволяющие подняться выше. Кому и когда можно начинать заниматься ими?

О. Б.: Чтобы начать интенсивные практики, сначала нужно практиковать базовые вещи. Так как любые, даже маленькие нарушения при интенсификации процессов могут вызвать большие дисбалансы.

М. Т.: Но сексуальные практики всё же получили определённое распространение без естественных базовых условий, о которых мы говорим. Что в таком случае происходит с практикующими?

О. Б.: Практики быстро поднимают сексуальную энергию, особенно у женщины, но уровень йоги у мужчины не может подняться так быстро, чтобы удержать сексуальную энергию женщины в её движении вверх. Тогда возбуждённая практикой сексуальная энергия начинает рвать связь с высшей сутью. Сексуальные силы начинают реализовываться в хаотичных, спонтанных направлениях, и душа человека приходит в расстройство. Поэтому сексуальные практики без достаточной йоги — ловушка, в которую чаще всего попадают люди.

М. Т.: Является ли воздержание или аскетизм альтернативным выходом? Допустим, кто-то живёт обычной жизнью, но ищет пути ускоренного духовного развития…

О. Б.: Если человек не использует сексуальность, он может использовать какой-то другой вид силы жизненной энергии — шакти, — которая может быть пробуждена посредством аскезы, чтобы на её волнах подниматься вверх. Можно даже ездить на мотоцикле и подниматься на возбуждающихся внутри тела энергиях. Можно подниматься на похожей энергии, если писать картины. Такая практика называется сублимацией — возгонкой некой внутренней энергии. У шакти разные проявления. Сексуальность — не единственное. Шакти — это вообще жизнь как таковая, в разных её формах.

У воздержания, как и у сексуальности, должна быть какая-то причина, уместная в силу определённых внешних условий или кармической ситуации. Например, у мужчины есть жена, и поэтому ему лучше практиковать шакти в сексуальной форме, а не в аскетичной. Если жены нет и в силу обстоятельств он не может иметь жену, то следует практиковать аскезу, чтобы пробудить шакти в другой её форме.

М. Т.: Можно ли выделить что-то более или менее предпочтительное? Например, кто-то может переключиться с чисто сексуальной энергии на творчество. Он теряет или выигрывает?

О. Б.: С точки зрения сил, вопрос в том, на какую силу ты становишься, чтобы подняться. Если человек не раскачивает, не стимулирует сексуальную энергию, то он стимулирует и пробуждает другую энергию жизни, и получает от неё возможность подниматься. Например, он может начать писать книгу и на творческой энергии подниматься достаточно высоко.

Любая жизненная энергия движет со своим оттенком, своей степенью тонкости. Сексуальная сила — как мотоцикл, очень мощный и опасный. Творчество — как велосипед или самокат.

У каждого вида шакти есть свои особенности, плюсы и минусы.

М. Т.: То есть было бы заблуждением полагать, что, перенаправляя сексуальную силу в творчество, человек перенаправляет её в более высокое русло?

О. Б.: Про трансформацию сексуальной энергии в творческую — это кто-то выдумал.

Если говорить о сублимации, я не вижу оснований утверждать, что это означает трансформацию сексуальной энергии в какую-то другую форму энергии. Можно только оставить сексуальную энергию и пересесть на другую.

Сексуальная и творческая энергии — это разные жизненные потоки, они не похожи, у них разные семена, из которых они прорастают и существуют. У них разная природа, поэтому они не могут трансформироваться одна в другую.

Семя сексуальной энергии достаточно глубокое и древнее, у неё есть возможность идти от самого грубого уровня до самого тонкого, и при этом она не перестаёт быть сексуальной и достаточно мощной.

Творческая энергия — более тонкая сила, которая зависит от опыта предыдущих рождений. Её семена лежат в плоскости опыта души — её навыков, оставшихся из прошлых воплощений.

Сексуальность доступна всем — от самого примитивного до самого духовного человека. Она всегда при нас, пока мы в теле, поэтому сексуальность более универсальна.

М. Т.: Не уверена, что люди адекватно понимают явление сублимации. Если посмотреть в интернете, сублимация происходит от латинских sub- — «под-» и limen — «перемычка, порог, несущая балка». В алхимии это «процесс очищения путём испарения, а затем охлаждения», в средневековом латинском sublimationem — «утончённость», буквально «подъём вверх, избавление».

О. Б.: Слово сублимация не должно противоречить непосредственному опыту использования сексуальной энергии для йоги. Человек испытывает, что на сексуальной энергии он сублимируется — поднимается, и по мере этого процесса эта энергия становится более тонкой. Но это никак не означает трансформацию сексуальной энергии в творческую.

То, что сексуальная энергия не превращается в творческую, также говорит опыт мужчин, которые во время секса теряют семя вместе с сексуальной энергией, и от этого у них открывается энергия творческая. Их сексуальная энергия мешала проявлению творчества.

М. Т.: Как человек может почувствовать, что энергия постепенно утончается? В чём это проявляется?

О. Б.: Это похоже на лиану, которая вьется вокруг ствола дерева: у основания она более плотная и толстая, а вверху тоненькие усики. Сексуальная энергия точно так же, а растение — это просто её фрактальный аналог.

Если человек занимается йогой и в контексте йоги практикует сексуальную силу, ему знакомо ощущение, когда сексуальное возбуждение поднимается вверх посредством его дыхания или его внимания. Это очень простые базовые вещи.

М. Т.: У меня периодически спрашивают, как можно поднимать сексуальную энергию дыханием. Сама я просто поднимаю её и всё, но как это объяснить людям?

О. Б.: У женщины нет проблем с подъёмом сексуальной энергии с помощью дыхания и без его помощи, так как сама сексуальная сила поднимает её выше и выше. А вот мужчине практиковать нужно. Если он специально не направляет эту силу вверх, она у него автоматически идёт вниз. На санскрите апана-вата — «ветер, направленный вниз», и удана-вата — «ветер, направленный вверх».

Кстати, уд — это также старославянское слово, означающее мужской половой орган.

Так вот, если мужчина ничего не практикует, то апана-вата автоматически направляет его сексуальную энергию вместе с семенем вниз, и он теряет их. Если мужчина практикует, он просто использует ветер другой направленности.

У женщины всё естественно направлено вверх, но, когда она с мужчиной, который практикует йогу во время секса, их энергии сливаются, женская энергия подхватывается мужской, это поднимает вверх сильнее, а мужчина после секса не испытывает потери энергии.

М. Т.: Мы говорим о людях, ведущих обычный образ жизни. А что можно сказать о подходе для йогинов?

О. Б.: А кто такие йогины? Йогины — это садху в Индии, у них нет семьи, они не работают, ходят по местам паломничества и молятся. Йогин в городе — кто это?

Значит, мы опять будем говорить о людях, ведущих аскетичный образ жизни и занимающихся йогой. Как мы уже говорили, они вместо сексуальной энергии просто используют какую-то другую, которую могут пробуждать в себе.

Подходящий для подъёма вид энергии рождается тогда, когда человек воздействует на материю определённым образом, материя пробуждается и высвобождается, помогает его сознанию подняться в своём опыте выше. Это можно делать через спорт, йога-асаны, творчество. Человек может писать статьи и тем самым активизировать тонкую энергию, на которой может подняться достаточно высоко. Когда человек пишет книгу, у него «секс» со своей книгой.

М. Т.: То есть это уже более тонкая форма секса?

О. Б.: Да, это секс с жизнью в разных её формах. Но сексуальная сила — особая, очень мощная и очень опасная. Она может сильно помочь подняться, но в тоже время может сильно уронить человека, причём так, что в этой жизни он уже не поднимется, и ему придётся выкарабкиваться в следующей.

М. Т.: Как определить понятие греха применительно к сексуальности?

О. Б.: Грех соответствует понятию «ошибка, погрешность».

Если перефразировать вопрос о грехе и вместо него мы поставим слово ошибка, что изменится?

М. Т.: В таком случае он как-то снимается сам с собой. Ошибся, осознал и пошёл дальше.

О. Б.: Да, ошибка никак не связана ни с понятием «йога», ни с понятием «секс».

М. Т.: За что главное держаться человеку в своём понимании в вопросе йоги и секса?

О. Б.: Йога — это то, что связано с небесами, а секс — то, на чём надо стоять или ехать. Человек — между ними.

Секс — это энергия, которая поднимает. Йога — это направление, куда нужно подниматься. Если человек это помнит, знает, практикует, больше узнаёт про йогу, то секс будет его поднимать. Это всё, что нужно знать.

Наша задача — упрощать вопросы, а не усложнять их. Поэтому в вопросе йоги и секса я постарался всё максимально упростить не в ущерб сути, а для её прояснения.